014. Проза, январь, апрель 2015

«Зимнее волшебство»

Автор: Шевченко Елизавета, 8 класс
Руководитель: Кравченко Лали Гивиновна

С сапфиром на месте неба, с падающим на голову серебром и северным ледяным ветром, с сугробами приходит она. Наступает пронзительно, ярко и с вызовом, без сомнений оттесняя свою младшую сестру и зная свои права, загоняет животных в норы и людей в дома. Зима. Резка, немного груба и колка, постоянна, уверенна  и… весела. Зима
И, конечно же, приходит она не одна. Одной ведь слишком скучно.
Сам он белый.
Ему нравится прыгать по белой пелене, когда каждый конец прыжка сопровождается хрустом, немного мелодичным и очень звонким. Когда лапка проседает в сплошную мерзлоту, но ведь мягко. Передёргивать ушами после снегопада, чтобы устроить падение мельчайших драгоценных камней. Дразнить жалких хищников, зарываясь в сугроб и на зло выставляя длинные уши напоказ. Ведь зима даёт защиту.
После вкушения борьбы и власти приходят тёмные, живые ночи с донельзя яркими белыми звёздами, день с ярким негреющим солнцем, которое само играет с снежинками. Лёгкий снегопад, покалывающий, а потом приносящий тепло, а под белой пеленой на земле корка льда, на которой обязательно поскальзываются. Облачка пара, так часто выдыхаемые живыми людьми и вообще живыми. А вокруг запах светила и льда.
Он сам заяц.
А характер у него далёк от заячьего. Ему нравится играть с лёгким, едва ощутимым, но зато таким морозным северным ветром. Он никогда не выигрывает, зато вот игра в прятки  его профессия! И вот так, замирает, долго-долго смотрит чёрными глазами на одну единственную снежинку на своём носу, что вызывает благоверный трепет в сердце и румянец на ушах.
Зима — настоящая женщина. Леденистые нити густых белых волос украшают острое лицо. Глаза стеклянные, но пусть не обматывают, она не такая хрупка. Весёлая улыбка так естественно смотрится, что хочется улыбнуться в ответ. Весёлая, игривая, при этом властная, упрямая, и по-тёплому ледяная. Для него она единственная.
Сам он зимний заяц.
Она сама говорит, что воплощение забав, вечеров у камина и северного сияния. Белый смеётся, ведь как её можно описать несколькими словами? Ведь она совершенная, необъятна, недосягаема и… у него не хватает слов. Заяц стремится быть похожим на свою лучшую подругу, быть таким же, при этом добиться её уважения и любви. Горд тем, что точно такого же цвета, как её драгоценные камни. Ледяная веселится до боли в животе от такого детского поведения, специально для него напуская ещё больше снежинок.
Женщина обожает гладить своего друга по ушам, по брюшку и дёргать лапку. На счастье. Без него она бы не была такой весёлой.
Без неё его бы не было.
А магия уз может быть и такая.

«Мой друг» (сочинение-портрет)

Автор: Лунькова Алина, 11 класс
Руководитель: Митина Людмила Николаевна

Это не просто рисунок. Это тот бессмертный шедевр, что останется после меня. Мое наследие, мой подарок миру. Увековеченное изображение бесконечно дорогого человека, кого-то особенного, непохожего на других. Того, чье лицо выбивается из толпы, чья история должна передаваться из поколения в поколение, будоража сознание нового созидателя. Вот он, тот самый, неописуемый, но описываемый человек. Мужчина, готовый стать частью истории, будучи нарисованным черными буквами по белоснежным листам.
Все должно быть идеально, иначе смысл данной работы теряется в рутинной суете. Меня переполняют эмоции, и я никак не могу начать, боюсь сделать первый штрих, подолгу примеряюсь, продумывая каждый свой шаг. Любая погрешность является недопустимым излишеством – у меня нет права на ошибку. От того я так нервно сжимаю руки в кулаки, перекладываю краски и карандаши с места на место, раскладываю ластики по размеру, кисточки по толщине, а затем повторяю данные действия по новому кругу. И так до бесконечности. До тех пор, пока источник моего вдохновения не начинает смеяться, склонив голову вперед, прикрывая морщинистое лицо иссохшей ладонью, больше похожей на кость, обтянутую желтовато-серым пергаментом.
– Не дергайся, – голос моментально приобрел нотки непривычной серьезности, доселе никак не присущей моему характеру, даже во время сосредоточенности, – Я подхожу к делу с особым трепетом, а ты смеешься, оскорбляя меня своим недоверием.
И теперь нарисовать шедевр – дело чести. Мое желание: доказать ему, что я способна на подобное отражение своей гениальности. Моя цель: увидеть одобрительную улыбку на его лице.
Вот он, тот человек, чей портрет я нарисую красками изысканных эпитетов, чтобы истинные ценители смогли самостоятельно провести анализ личности данного мужчины. Его лицо мягкой дымкой покрывает история, оставляя свой отпечаток на приятных чертах мужчины, старя его до невозможности. Этим он отличается от других. Он старше всех моих знакомых раза в три. В его глазах нет того инфантильного блеска, присущего многим моим друзьям. Только осознанность, серьезность и принятие прошлых ошибок. Годы нарисовали его портрет лучше любого искусного мастера, добавив морщин, разукрасив каштановые волосы в пепельно-белый оттенок декабрьского снега. Мне остается перенести эти черты на бумагу. Описать неописуемое. Скопировать работу природы, отразить в бумажном листе бережливую деятельность прошедших лет.
Макаю кисть в краску нежности и медленно, ласково, обвожу овал его доброго лица, растушевывая, стирая неаккуратные, небрежные мазки бледно-трогательного тона. Большой лоб украшают дорожки глубоких морщин, я прорисовываю их кистью времени, макая ее в краску прошлого. Широкие дугообразные брови серебристого цвета первого инея, почти не заметны на светло-ангельской коже. Аккуратный острый нос я рисую все той же нежной кистью и трогательными красками. Медленно, плавно, дуга за дугой, штрих за штрихом, не торопясь перехожу к носогубной складке, именуемой губным желобком. Сухие узкие губы рисую кистью отчаянья, красками долгих болезненных укусов во время страдальческих слез. Уголки губ чуть приспущены к низу, от чего на добром лице застывает постоянная маска задумчивого сожаления, присущая пожилым людям. От губ перехожу к подбородку, вновь хватаясь за нежную кисть и ласково, будто лелея, рисую ямочку под губой. От подбородка перехожу к скулам, после к ушам, рисуя их удлиненными линиями, словно добавляя мужчине какой-то загадочно-сказочный шарм. Он словно бессмертный эльф, пришедший с бескрайнего леса, присевший позировать мне. На минуту откладываю кисти в сторону, любуясь практически полноценным лицом. Все черты соблюдены, краска легла превосходно. Однако моя картина на данном этапе лишена глаз. Самых чарующих, добрых, манящих, живых и… печальных. Долго думаю с выбором краски, столько разных оттенков скрывается в зеркалах души моего друга. Здесь и боль, и смиренье, отчаянье, радость, отверженность, сила и воля. Я никогда не видела столь печальных глаз, в которых, казалось бы, соединились небеса и морская гладь. Жизнь и смерть, отраженные от его лазурных очей, делающие взгляд старца настолько осмысленным и глубоким, что можно запросто заплутать в зеркальном лабиринте его души. Кисть макаю в небесную краску осмысленности, добавляя в нее каплю горечи, перемешивая все это с мудростью. И я принимаюсь рисовать большие добрые глаза сапфировым цветом вечности.
Затем медленно, постепенно, вырисовываю дряблую, морщинистую шею с обвисшей кожей цвета пергамента. Как в оковы, заключаю ее в хлопковую рубашку, застегнутую до последней, верхней пуговицы. Кистями времени, краской ветхости добавляю одежде потертости, кое-где небольшие дырочки, блеклости, вырванные ниточки.
Рисую позу, сидящую, скованную. Кистями робости, краской скромности. Кладу одну иссушенную руку поверх другой, соединяю их в зоне запястья. На левом рисую часы, что спешат на пару минут. Длинные худые пальцы покрыты морщинами, безымянный палец правой руки безбожно лишен кольца, как мой натурщик супруги. Оттенок разбитого сердца тенью ложится поверх его глаз, я добавляю вторичный мазок поверх чуть подсохшей краски.
Кисть времени вновь оказывается в цветовой палитре прошлого, я медленно вожу по его лицу, добавляя россыпь новых морщинок. Бледно-серая гамма оттенков создает эффект черно-белой фотографии, что скрывалась от посторонних глаз в тяжелом советском альбоме. Осталось добавить тень времени, что нежной вуалью ложится на мягкие черты. И, кажется, дело за малым, но как искусна и точна эта поистине ювелирная работа.
Казалось, мой портрет завершен. Бессмертный шедевр готов, мое бережно созданное рукотворное и непревзойденное, отчаянно желанное и безгранично любимое детище можно развернуть и показать тому, кто являлся источником вдохновения, щедрой музой, не взявшей плату за безвозмездно подаренное воодушевление. Я ставлю дату, роспись и улыбаюсь, победоносно кивая натурщику. Руки нежно обхватывают холст, разворачивая картину, давая мужчине взглянуть на свой портрет.
И я вижу по-настоящему счастливую улыбку, замечаю набежавшие слезы в уголках его глаз. Он кивает, кусая узкие губы, вновь повторяет этот короткий, но многоговорящий жест. Морщинистые руки закрывают дрожащий рот. И я понимаю, что это абсолютный успех. Мужчина цитирует знаменитую фразу Пушкина, заставляя меня самодовольно улыбнуться.

«Мы в ответе за тех, кого приручили»

Автор: Ащаулова Руслана, 5 класс
Руководитель: Бурмицкая Светлана Алексеевна

Созвездие «Рыжего Кота».
«Сейчас ты для меня – всего лишь маленький мальчик,
такой же, как сто тысяч других маленьких мальчиков.
Ты мне не нужен. Но и у тебя нет никакой надобности во мне.
Я для тебя – всего лишь лисица, точно такая же, как сто тысяч других.
Но если ты приручишь меня, мы станем нужны друг другу.
Для меня ты будешь единственным на свете,
а для тебя я буду единственным на свете…»
Если ясной августовской ночью посмотреть на глубокое звёздное небо, то можно увидеть бесчисленное множество звёзд и созвездий: «Близнецы» и «Овен», «Большая Медведица» и «Орион», «Дева» и «Возничий», «Стрелец» и «Ворон». Всего их 88. Но где-то там, среди мириад  светящихся точек, между «Большим и Малым Псом» есть самое дорогое для меня созвездие, восемьдесят девятое – созвездие «Рыжего Кота». Он летит по звёздному небу, выбрасывая вперёд передние лапы, а задние, как всегда, подбрасывая вверх. Он свободен. Память его чиста, и бег его вечен.
Я никогда не хотела иметь маленького котёнка. А хотела, чтобы пришёл сразу взрослый кот. Откуда – я и не думала. И, обязательно, рыжий. Такой рыжий, каких рисуют в книжке про мальчишку и деда, которых дразнят другие дети: «Рыжий, рыжий, конопатый!»  И когда мы купили дом за городом, через наш двор стали ходить разные коты: бродячие и домашние. А один раз забрёл рыжий.  Папа мне сказал: «Ты его покорми. Может, он придёт ещё». Я хотела, чтобы он пришёл. Через два дня кот пришёл, поел и задержался на какое-то время. Но к вечеру ушёл. Каждое утро я вставала раньше всех и бежала во двор посмотреть: не пришёл ли кот? Кот приходил каждый день, ел, спал, но в руки не давался. Самое большее, что он мог позволить сделать с собой – дать себя погладить. Я назвала его Рыжиком. Он действительно был красно-рыжим. Я полюбила его сразу. И полюбила навсегда.
Все соседские и бродячие коты разом исчезли с нашей территории. Кот оказался хозяином. Слабые убегали сами, с сильными — Рыжик дрался. Как потом оказалось, Рыжик перешёл жить к нам от соседей. Взял и перешёл. Говорят, что собака привязана к хозяину, а кот — к дому. Этот кот был исключением. Он сменил дом. В сам дом кот не заходил полгода, как я не старалась его затащить. Потом зашёл сам, обошёл всё и вышел. Всё. Кот стал моим. Я кормила его, играла с ним, лечила, когда в этом была необходимость. Кот доверял мне.
Всё лето он прожил с нами на даче, а в сентябре нам надо было уезжать в город. Начиналась школа. Рыжик залез в машину и стал ждать. Взять свободолюбивого кота в квартиру было невозможно. Рыжик ни разу не ночевал в доме. Пришлось уезжать без него. Слёзы текли из глаз, когда я смотрела в заднее стекло машины: Рыжик сидел на дороге и смотрел нам вслед. В пятницу мы не могли дождаться, когда поедем в Карамышево. Рыжика во дворе не оказалось. Но, когда я его позвала: «Рыжик! Рыжик!», — он тут же прибежал. Каждую пятницу я ехала и боялась, вдруг с ним что-нибудь случилось? Но Рыжик кружился у ворот, так громко мяукал, что было слышно из машины. Он нас ждал. Потом он наедался, отсыпался и уходил в ночь. А утром сидел на подоконнике и мяукал или висел на двери, пытаясь её открыть.
Как-то мы привыкли к нему, привыкли, что он самостоятельно проживает неделю без нас: осенью, зимой, весной. Привыкли, что у него всегда всё в порядке. А кот привык к нам. Кот оказался очень умным: он не воровал еду, ходил в туалет в лес через забор, гонял бродячих котов. Место для наблюдения он выбрал себе стратегически самое выгодное. Лёжа на крыше теплицы, он виден каждый уголок нашего сада.
Кот был красив, а особенно осенью и зимой. Рыжик отъедался к зиме. На нём вырастал густой подшёрсток, а цвет шерсти становился ещё ярче. Мы часто по вечерам во дворе жгли костры и сидели у огня. Рыжик сидел с нами. Встанет, спросит: «Может, пора?» Но мы говорили: «Давай, ещё немного посидим?» И Рыжик покорно усаживался на прежнее место.
Наш кот ходил с нами в лес за грибами, любил валяться в грядках. Замаскируется, его и не видно. Но стоит его позвать, тут же прибежит. Каждое лето мы на месяц уезжали на море. Кот жил один. Мы ему оставляли еду, но это лишь привлекало соседских кошек. В один из таких отъездов Рыжик лишился уха. К себе не подпускал, лечился сам. Кот стал членом нашей семьи. Ему позволялось всё: и с грязными лапами — на диван, и лежать в грядках, и сидеть в курином гнезде. Мама и папа его тоже обожали.
Мы жили и думали, что так будет всегда. Что кот сильнее обстоятельств и плохих людей. А он был обыкновенным котом. Котом, который доверился людям, а они его не уберегли.
Два года назад, ранней весной, он первый раз не прибежал нас встречать. Папа сказал: «Не переживайте, завтра прибежит. Загулял». Обильно таял снег, по дорогам текли ручьи, а с неба шёл дождь. Мама заплакала и сказала: «Рыжика больше нет. Когда умирает хороший человек – идёт дождь. Рыжик умер». Рыжик не пришёл и на следующий день, и через несколько дней. Рыжик не пришёл никогда.
У Есенина есть стихотворение о собаке, про её глаза, которые «покатились золотыми звёздами в снег». Поэтому я решила, что и мой Рыжик должен где-то остаться. А так как я люблю смотреть на звёздное небо, я поселила его там. И когда летом падает с неба звезда, я вспоминаю своего кота, который передаёт мне таким образом привет.
— Я здесь, — говорит Рыжик.
— Я знаю, Рыжик, знаю.

«Мы в ответе за тех, кого приручили»

Автор: Зигерт Александр, 6 класс
Руководитель: Постаногова Нина Александровна

Милый папочка, ты слышишь?
Когда  звучит известная фраза «Мы в ответе за тех, кого приручили», сразу вспоминаешь сказку «Маленький принц» начинаешь думать о любви и сострадании к нашим кошечкам, собачкам, хомячкам- в общем, к «братьям нашим меньшим».
Эту красивую сказку А. Экзюпери читал мне, маленькому, мой папа. Мне тогда  было непонятно, почему Маленький принц так заботится, ухаживает и оберегает свою красавицу -розу. Ведь она часто колола его острыми шипами, обижала своими капризами. Теперь я это понимаю: он приручил розу к себе, поэтому был в ответе за неё. Маленький принц не зря повторял слова Лиса, чтобы их лучше запомнить: « Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил»
Слова эти я тоже запомнил, запомнил всем своим сердечком. Я теперь точно знаю, что  мы все в ответе друг за друга. Родители в ответе за своих детей, дети – за родителей. Значит ты, мой папа, в ответе за меня. Потому что ты меня приручил: заботился обо мне, играл со мной, сказки читал. Ты меня  приручил.  А потом взял и уехал от нас.
Я писал тебе, но ты не ответил. Почему?  Мама  говорит, что ты очень занят, много работаешь. Я понимаю . Я не обижаюсь. Так и как можно обижаться, ведь ты- мой милый папочка.
Мне только немного грустно. Так хочется увидеть тебя, поговорить с тобой. Ты обещал приехать прошлым летом. Я ждал тебя,  и даже подарок приготовил. Возвращаясь как-то  со школы, я увидел возле нашего дома мужчину, так похожего на тебя. Я побежал к нему и закричал так громко: «папа», что  сам испугался своего голоса.
Это был не ты. Я обознался. Прости меня, папа, но я понемногу стал забывать твоё лицо. Мы не виделись почти пять лет.
Жаль, что ты не смог  приехать. У тебя, наверное, опять было много работы. А я хотел показать тебя своим друзьям, чтобы они увидели, какой ты у меня сильный, умный и добрый.  Мама  утверждает, что ты меня любишь, только из-за большой занятости  и разных там проблем не можешь приехать ко мне. Я всё понимаю. Я сержусь.  Да и как  можно сердиться на тебя, ведь ты – мой любимый папочка.
Мне так хотелось рассказать тебе о своей школе, об одноклассниках, поговорить о своих проблемах. Мы долго не виделись с тобой. Я уже вырос.
Учусь  в шестом классе – совсем взрослый, как говорит мама.
Знаешь, папа, меня удивляет, почему вокруг так много жестокости и равнодушия.  Мама учит меня быть честным, добрым, справедливым. А мне иногда начинает казаться, что с такими качествами жить в нашем мире очень сложно. Вот посуди сам.
В нашем классе учится один мальчик, который часто болеет. Он очень скромный, никогда не говорит грубых слов, не нарывается на драку с мальчишками.  Этот мальчик  добрый, честный, справедливый. И знаешь, папа, его постоянно обижают, бьют, а если он заплачет, то ребята смеются над ним и дразнят «слабаком». Один раз я попытался вступиться за него, ведь нельзя же «всем на одного».  Нам тогда здорово досталось…Мы были  в школьном дворе, вокруг- много ребят. И никто, слышишь, никто не вступился за нас. Все только  с интересом смотрели, чем же всё закончится.
Я тогда пришёл домой и плакал, как девчонка. А был бы ты, папа, рядом, разве такое случилось бы. Ты бы помог мне. Ты бы разобрался  по-справедливому. Ты бы защитил меня.
Что же получается, лучше тот, кто сильнее. Точнее тот, кто может обидеть, оскорбить, унизить человека ни за что, просто так.  Прямо волчьи законы…      А как думаешь ты, папа? Нам обязательно нужно поговорить на эту тему. Ты только приезжай к нам, слышишь? Отложи свою работу хоть на немножечко. Вспомни обо мне, папочка. Ведь  когда-то ты приручил меня  к себе.
Да и мама ждёт тебя. Тем летом она так готовилась к встрече с тобой: прихорашивалась, шутила, смеялась. А когда поняла, что не приедешь, в её глазах было столько грусти, тоски и ещё чего-то невысказанного, непонятного мне…
Милый папа, родной  мой. Обязательно приезжай к нам.  Я буду заботиться о тебе, я приручу тебя к себе и никогда  не оставлю. Ведь мы в ответе за тех, кого приручили.

«Будущее Земли»

Автор: Смирнов Максим, 11 класс (Эстония)
Руководитель: Липовская Лариса Алексеевна

Земля — это наш дом. Богатый, красивый мир, который сразу же становиться нашим родным, в какой бы его точке вы не родились. Это красочное, живописное место, полное чудных созданий и изобилующая многообразием природы. Настоящее счастье — быть жителем этого мирка.
Сотни лет люди жили в гармонии с природой, пользуясь ее щедрыми дарами и не думая о завтрашнем дне.  Однако многое изменилось с тех пор. Человечество наглело и требовало все больше — а чем больше получало, тем еще охочей становилось. Сейчас вы выкачиваем из Земли все соки без оглядки на то, что будет и что было. Мы стали настолько одичали, что используем наш собственный дом в качестве полигона. Вот уж воистину — чем лучше развита наука, тем большим становлюсь я дикарём. В принципе, я бы мог понять людей, если бы они взрывали ядерные бомбы на кухне у соседа… или вообще в соседнем квартале. Но нет, они делают это у себя в квартире, совершенно позабыв о том, что дома как такого нет.  Да, эта крошечная песчинка по имени Земля в бескрайней пустыне вселенной — единственное прибежище, которое у нас есть.  И решения, которые мы принимаем сегодня, неминуемо повлияют на судьбу последующих поколений. Однако ошибочно будет полагать что у Земли проблемы.
Давайте смотреть на вещи здраво : у Земли дела обстоят довольно неплохо. Вообще, начиная говорить об этой теме, прежде всего хочется отметить тот факт,  что все люди — ужасные эгоисты. Все, до единого, а ,в частноси, — экологи, особенно те, которые считают, что величайшая проблема окружающей среды и будущего Земли — недостаток велосипедных дорожек. Они готовы часами рассуждать на эту тему, читая длинные рукописи и отчеты ученых в прямом эфире центрального канала. А закончив свою речь, они садятся в любимые вольво и отправляются в ближайший магазин за очередной пачкой бумаги для принтера, дабы увековечить на бумаге свои мысли о сохранении леса переработки макулатуры.
Мы очень важные. Мы хотим спасать. Кого, что — не суть важно. Важны лозунги.  Давайте спасать деревья, китов, улиток! Надо спасать вымирающие виды животных! Позвольте мне немного рассказать вам о спасении вымирающих видов :спасение вымирающих видов животных — не более чем очередная , надменная попытка человечества контролировать природу. Вы только вдумайтесь! 90% всех живых существ, что когда- либо существовали на нашей планете, — вымерли. Они ушли, их больше нет. И знаете что? Это не мы их всех убили. Нет. Они просто исчезли. Вот что делает природа. Каждый день на планете вымирает 25 видов живых существ — вне зависимости от нашего поведения, ясное дело. Двадцать пять видов, что есть сегодня, — их уже не будет завтра. Дайте им уйти спокойно. Не надо мешать природе!
Ну а самая большая бессмыслица из всех –« Давайте спасем планету!»  Ребята, вы в своем уме? Мы не научились помогать друг другу, а вы хотите спасти целую планету? Увольте. Да и потом с планетой все в порядке. Она была здесь задолго до нас, на протяжении миллиардов лет. А сколько обретаемся здесь мы? Сто тысяч лет? Двести тысяч? Планета видела вещи гораздо хуже нас: землетрясения, вулканы, континентальный дрейф, солнечные вспышки и пятна, магнитные штормы, магнитная смена полюсов, сотни тысяч лет бомбардировок астероидами, кометами и метеоритами, песчаные бури, эрозии, космическая радиация, мировые пожары и потопы, повторяющиеся ледниковые периоды — и мы настолько эгоистичны что бы заявлять что алюминиевые банки и пенопласт уничтожат нашу любимую планету? Планета никуда не денется.
Это мы. Мы исчезнем. Вы думаете мы неуязвимы? Всесильны? Совладаем с яростью природы? Чтобы узнать, как дела у планеты, достаточно посетить Помпеи и спросить у застывших в вулканической лаве силуэтов: «Как дела у Земли?». Спросите людей в Японии или Армении, похороненных под тоннами горной породы и мусора землетрясений,  чувствуют ли они себя угрозой планете хотя бы на этой неделе? Взгляните на бедняг на Гавайях, которые построили свои дома рядом с действующим вулканом и потом удивляются, откуда взялось столько лавы в гостиной. Планете не составит труда разобраться с нами. Кто мы такие? Просто случайная мутация, биологическая ошибка. Мы мрем, как мухи, и уязвимы ко всему — от простуды до радиации. Планета не будет щадить своих паразитов — мы уязвимы к вирусам? Отлично — попробуйте найти вакцину от этой заразы. Нашли? Вот вам еще  две посложнее. Очень скоро от человечества останется лишь груда костей.
Планета просуществует еще долгие тысячи лет, а нас уже давно не будет. И слава Богу, много следов мы тоже не оставим — планета исцелит сама себя : восстановит почву, очистит воздух и воду. Земля — это самокорректирующаяся система, которая найдет выход из любой ситуации. Да, пластик не разлагается, но кто сказал, что он вредит Земле? Возможно, мы появились здесь именно ради него. Планета не могла создать пластик — нужны были мы! Кстати говоря, это может быть ответом на извечный философский вопрос: «Почему мы здесь?». Не обольщайтесь, все дело в пластике.
Что можно сказать в заключение ? Лишь пожелать человечеству перестать спасать Землю и начать спасать самих себя — в противном случае, наше существование на этой планете будет коротким и печальным… очень коротким и очень печальным.

«Будущее Земли»

Автор: Силкина Анастасия, 11 класс
Руководитель: Бащук Любовь Анатольевна

Одуванчики.
Прошло уже три дня, одиннадцать часов и тридцать семь минут с того времени, когда я спал. В голове наконец перестали роиться совершенно посторонние мысли, и больше ничто не сможет меня переубедить исполнить задуманное. Наверное, раньше тоже не было никаких преград. Мешал только страх попасться. Но теперь, когда терять уже больше некого и ничего, осталось только одно-единственное желание: во всеуслышание объявить о том, что творится в этой стране, в этом заросшем мире.
Мы – постлы. Те, кто были после людей. И мы уже очень давно не видели солнечного света. День наш начинается с противной трели механических роботов, что не оставляют нас в покое ни на минуту. Во всех комнатах нижнего уровня пахнет сырой землей и травой, а за окнами простилается лес из жестких стволов одуванчиков.
Выведенная много лет назад каким-то ученым формула для увеличения количества собираемого урожая имела совершено противоположные последствия. Распыленная в определенной местности для проверки  жидкость дала сбой при взаимодействии с окружающей средой. Всевозможные сорняки стали с неимоверной скоростью расти, увеличиваясь в размерах, и вскоре небо было закрыто широкими листьями лопухов и других растений. Весь урожай погиб, и уже после выращивать что-либо не получалось. Забирая все полезные вещества, сорные травы не давали ни шанса на выживание плодовых и других полезных растений. Пришлось приспосабливаться к новому рациону питания, к новой жизни.
Каким-то образом власть оказалась в руках тех, о ком никто раньше ничего не слышал. Они сказали, что смогут найти способ побороть эту преграду, нужно лишь объединить усилия, сплотиться, и все получится. На деле все оказалось совершенно по-другому. Те, у кого были деньги, скупили все возможные заводы, которые производили на тот момент самый актуальный товар. Повышая повсеместно цены, они занижали зарплаты работникам, заставляя вкалывать их несколько дней подряд сверхурочно и без выходных. Жизнь стала невыносима. Но на этом ничего не закончилось.
Вскоре многие люди оставались без работы, а семьи без кормильцев. Люди просто не выдерживали такой нагрузки, и тогда новоявленное правительство решило, что нужно избавиться от всего старого и тяготящего наши сердца. Все мы стали называться постлы. Имена выдавались правительством под строго закрепленные на каждого ребенка карточки. Сменить их было нельзя, как и осуждать это решение. Имя теперь в себе заключало случайный набор букв, выбранный Компьютером.
Те же, кто был уличен хоть в какой-либо подозрительной пропаганде  другого образа жизни, тут же ссылался в самый низ, валить «лес». Мой дед был в те года очень свободолюбивым человеком. Желающий мирной жизни для своей молодой семьи, дед выступил против таких порядков, за что был немедленно сослан вниз со своей женой. Будучи детдомовскими ребятами, они с бабушкой еле сводили концы с концами. Когда же появился отец, бабушке стало совсем невмоготу. Она все больше лежала на постели, без возможности встать, а дед разрывался между домом с молодой женой и сыном и адскими работами в лесах.
Когда отцу было семь, бабушка умерла. Пытаясь справиться с навалившимися проблемами, дед перестал замечать, как его все больше и больше заваливали самой тяжелой работой. Домой он возвращался измученным и опустошенным и сразу же ложился спать. Отец старался помочь изо всех сил, но, как только ему исполнилось четырнадцать, у деда окончательно подорвалось здоровье. Он, как и бабушка, днями лежал на кровати, съедаемый болью. Отец пошел  работать. Брался за все, что предлагали, но на оплату всех лекарств  средств все равно не хватало. В день его пятнадцатилетия умер дед. Он стал автоматически ходить на работу, есть, пытаясь справиться с навалившимися проблемами.
Летели годы. Мир менялся. Солнце было заменено на закрытый купол с электрическим светом. Нас уверяли, что он сможет спасти нас от тех болезней, что начали распространяться на поверхности. Это я только два года назад узнал правду о том, что специальный распыляемый состав от растений при реакции с этим светом медленно, но верно убивает.
В девятнадцать, когда отец перебивался в какой-то закусочной подгоревшей кашей, за прилавком он увидел мою маму. Она работала посудомойкой на кухне, а в тот момент администратор жестко отчитывал ее перед всеми посетителями за то, что та недостаточно чисто помыла тарелку какого-то сухого хлыща. Отец так и не сказал, что тогда произошло, но вскоре после этого они поженились. Они были счастливы в своей маленькой комнатушке на окраине города. Мать в тот же день уволилась, а после нашла работу в маленьком магазине электроники рядом с домом. Они были счастливы вдвоем. А вскоре появился я.
По правде, я не отличался ничем ни от ребенка, ни от взрослого. Мне было все равно, что делать. Меня ничего не интересовало до десяти лет. А после у моей мамы появилась дочка. Моя сестра. И я был поражен ее красотой. Когда я увидел ее первый раз, она походила на маленького ангела, сошедшего с небес, и хоть ей и было выдано какое-то имя по закону, я решил назвать ее по-своему. Родители были только за, ведь и у меня было свое собственное имя, не выданное каким-то бездушным механизмом, а подаренное родителями.
Я долго думал над именем для моей дорогой сестры и наконец-то решил. Ее назвали Аврора. У нее, как и у бабушки, были белокурые кудри и слабое здоровье. Я как мог помогал отцу и матери и, подражая ему, в четырнадцать пошел работать. Меня брали везде, но платили мало или вообще ничего. Я не отчаивался, стараясь доказать взрослым да и всему этому миру, что я хоть что-то да значу.
В один из дней папа после работы привел с собой тех, с кем коротал днем в «лесу» перерывы. Отмечая первый день недельного отпуска, они изрядно выпили и решили продолжить в ближайшей закусочной. Мать побоялась ему перечить. Не отойдя и пятидесяти метров от дома, на отца и его друзей напала одна из уличных банд этого района. Через три дня мы присутствовали на кремации. Через месяц слегла мать. По прошествии года у нее отказали нижние конечности. Еще через полтора года она умерла. Я стал единственным защитником для моей маленькой сестренки.
Я заменил отца, оставив домашние обязанности Авроре. Тогда я еще не мог до конца понять, но сейчас вижу: уже тогда к нам приглядывались. Но я не замечал. Постоянные смены в «лесу» выматывали меня и, приходя домой, я просто валился на сальный матрас и засыпал. Сил не было ни на что, поэтому я слишком поздно заметил, что в наш дом стали постоянно звонить какие-то люди. Аврора уже потом говорила, что не хотела меня волновать. Какой же я все-таки был…
Проработав в таком бешеном темпе три года, я в конце концов  выпросил у своего начальника несколько выходных дней. Окрыленный, я мчался домой, предвкушая радость сестры. Но там меня ждала лишь вырванная с петель дверь и пустая комнатушка.
Я искал ее днем и ночью. Спрашивал у всех, у кого только мог. Но найти не мог. Как ни бился.
В какой-то из дней мне просто повезло. Если это можно назвать везением. Став тенью самого себя, я не мог найти покоя, уходя от людей в самые дальние районы «леса». В тот день я тоже ушел вглубь, бродил там, корил себя за то, что недоглядел. Услышав шум мотора, скрылся за деревьями, а дальше, как в тумане. Я все узнал, сразу узнал: машина сына управителя нашего округа, постлов, его людей, и, что самое страшное, я узнал Аврору. Они выбросили ее, как куклу, и уехали. Подойдя к ней на негнущихся ногах, я упал подле ее изувеченного тела, не в силах удержаться на ногах. Я кричал и проклинал все и всех на этом свете. Она была еще бледнее обычного, вся в синяках, обмотанная в грязную тряпку, была холодная. Я отдал ее земле. И не знал, как жить.
И вот сегодня я исполню то, ради чего жил все эти годы. Наша территория находится очень близко от купола, и если впустить солнечный свет внутрь, то он просто-напросто превратится за считанные минуты в пыль, не выдержав энергии. Я уже давно все узнал, все разведал. Осталось еще немного.
Я на краю. Все закончилось. Купол сломан. Если верить датчику жизни, мне осталось совсем чуть-чуть. Болезнь берет свое. От силы десять минут. Я еще успею.
Здесь тихо. Кажется, это называется рассвет. Подо мной несется вереница одуванчиковых зонтиков. А еще здесь много пыли. Никогда бы не подумал, что в солнечных лучах можно и ее найти прекрасной. Ощущение полной свободы опьяняет меня, и даже тяжесть в груди кажется какой-то сладкой. Кажется, скоро и я расправлю свои крылья. А сейчас у моих ног, внизу, лежит море белоснежных одуванчиков, овеваемых теплым утренним ветром. А ведь ты их очень лю…