028. Проза и поэзия, февраль,март, апрель 2017

«Задумчивая русская зима»

Автор: Тяптина Александра, 10 класс
Руководитель: Лачинова Джасмина Валериевна

Конец 2016 года. Белым одеялом
Покрыты транспорт, клумбы, крыши.
Все люди бродят с сонным взглядом.
И улиц жизнь так тихо, мирно дышит.
И на душе уж сладкая отрада…

С небес на землю падают снежинки
В неуправляемом природном беспорядке.
Такие хрупкие и  нежные  пушинки
Природа оных для детей загадка.
Коснешься —  превратятся те в слезинки.

Друзья мои, вы чувствуете это?
Покой в душе, желанье созерцанья.
Совсем забыл, когда же было лето,
И вдруг вкусил красу очарованья
Загадочной, задумчивой зимы.

Да, безусловно, околдован ею,
Зима-подруга, как тебя люблю.
Мороз по коже, изморозь на вЕках.
Не представляю жизнь свою
Без покрытых слоем снега елях.

Зима — таинственная вестница прохлады.
Твой нрав суров и нежен, как ни странно.
Все равно ведь люди тебе рады,
Кто восхвалялся, вел себя жеманно,
Кто так безумно ждет весны уж ранней.

Люблю я бледные и светлые тона,
Души не чаю в снежных гОрах,
Люблю покров из снега на домах,
Мороз игривый, что румянит щеки,
И свежий, чистый, зимний аромат.

Моя душа мечтаньям  поддается
При виде снежного родного града.
Когда ветра утихнут, свет прольется,
Как недоступная  небесная лампада,
Взойдет, согреет и улыбнется солнце.

Мне нравилась всегда зима в России,
Я — норильчанин, снег люблю и лед.
Я околдован зимнею стихией.
Любовь к морозу точно не пройдет.
И эти строки, верьте, не пустые.

«Задумчивая русская зима»

Автор: Тимошин Сергей, 11 класс
Руководитель: Ежова Елена Юрьевна

Меняет лес осеннюю прическу
С багровыми и рыжими вихрами
На зимний стиль с опавшей шевелюрой,
С прозрачными и голыми кустами.

Хандра приходит — меланхолии сезон.
Я становлюсь на слезы падким,
От северных ветров – холодным и колючим,
От западных дождей – противно гадким.

В чернильный цвет закрашивая небо,
На землю наползает темнота.
Разбрасывая тени в беспорядке,
Сквозь тучи пробивается луна.

И есть желание большое
От сумерек осенних убежать,
Или включить сто тысяч ламп подсветки,
Или в постель залечь и до весны проспать.

Заснул бы, только зиму жалко,
С морозами и белыми снегами,
С хрустально-чистым льдом замерзших рек,
Хоккеем, лыжами, коньками,
Со снежной бабой во дворе,
Сосулькам на оттепель с капелью,
С поземкой снежной в феврале
И матушкой ее – метелью,
С волшебной новогодней ночью,
С подарками родных на Рождество.
Нет, не зима, а светлый праздник жизни-
Ну разве я могу проспать его?!

«Задумчивая русская зима»

Автор: Груздева Яна, 9 класс
Руководитель: Нестеркина Надежда Александровна

Всё исчезает.
Обращается в воспоминание.
Глохнет и тонет, падая на самое дно глубин сознания, маскируется под слоем песка.
Сливается с песком.
Становится песком.
Так и наша жизнь – одно сплошное и ровное поле из песка.

4 января.
Я, как обычно, в полном, но не в гордом одиночестве, иду пешком от школы до дома. Окольные пути мне все давно известны, и все до единого побывали под моими подошвами. Иду, задрав голову, носом – прямо в небо, опять забыв закрыть рот. Я иду, а всё вокруг перемешалось: дома, вывески, машины, лица, уставившиеся в телефоны или в дома, или в вывески, или в машины, или в другие лица, или себе под ноги. Целый круговорот одинаковостей. В этом вихре я иду, гляжу в небо и думаю.

13 января.
Он потерял отца. Его отца убили на войне. Долг такой. Служба такая. Это надо так. Ему был год. Теперь его целуют и обнимают, гуляют по парку, катаются на лодке и убаюкивают ночью рассказы старших братьев.  Такие пустые, призрачные, бестелесные обрывки прошлой, утерянной жизни, которая вышла из строя, заглохла. Эти рассказы, эти воспоминания – единственное, что осталось, что теперь греет и будет греть его душу.

19 января.
Слежка. В автобусе. Слежка в автобусе за рукой, окутанной в чёрный болоневый рукав куртки, принадлежавшей сутулой фигуре, взявшейся за поручень. Рука ли это? Или потрёпанная, изношенная, состарившаяся кожа, натянутая на костяшки пальцев? Снова слежка. Теперь, минуя куртку, за лицом. А точнее за усталой, скорчившейся, наморщинившейся маской, так искусно приклеенной. Досадно, что не видно глаз. Видно лишь тусклые, уже совсем погасшие искорки под нависшими веками. Всё лицо выражает какую-то необъяснимую тоску, печаль, как казалось, сожаление. Фигура смотрит на тебя и, в то же время, смотрит сквозь, через, будто устремляясь в неизвестную тебе бурную, дивную, но прошедшую молодость. Вот и любуйся: стоит перед тобой человек, а это уже и не человек. Это песок.

26 января.
Сегодня чудесный день! В горе бумаг в мамином столе я нашла книгу – небольшой сборник стихов. С какой гордостью я рассматривала его, поднося ближе к свету, и с какой быстротой глотала и глотала строки. Тяжелые строки, тяжелые слова и слоги, которые трудно удержать на поверхности – они всё катятся вниз. Иные ещё держатся за выступы или торчащие ветки, но и то непрочно. Прекрасно осознавая и понимая это, я всё равно продолжала шуршать пожелтевшими страницами, впиваясь глазами и носом в стройные ряды черных символов.
Но всё это наглая ложь! Никакой это не сборник. Никакая не книжечка с корочкой. Это гроб. Самый настоящий. Гроб поэта. Я гляжу в него, в этот гроб, я его даже теперь обнимаю. И разговариваю с ним. Это ведь живой поэт там, в этих строчках, в этих буквах, в этом мире, в этой огромной Вселенной, не похожей ни на одну другую. Вечно живой поэт в том деревянном (а дерево – не тонет!) гробу.

30 января.
Мы все – одно сплошное воспоминание, складывающееся из маленьких кусочков воспоминаний, живущих в голове каждого из нас, которое потом перейдет в воспоминание о нас наших потомков.

7 февраля.
Как ни странно, из детства я не помню решительно ничего со мной тогда случившегося. Не помню ни одной шалости, ни одного подзатыльника или сворованного пирога, ни одной подаренной мне игрушки и ни одной похвалы. Но отчётливо, до мельчайших подробностей я помню… зиму.
Сама и не знаю, почему она была и остаётся моим любимым временем года. Наверное, потому, что зимой можно утонуть в море из тёплой одежды и, засунув нос в шарф, разгуливать по улицам, и глядеть во все глаза на чудный, новый, волшебный  мир.
В белизне города красуются (или же стыдятся своей наготы) чёрные, как уголь, стройные деревья. Их тонкие ветви переплетаются, словно нити редкой красоты кружева. Вековые, смиренно стоят под бурями и ветрами, качаясь и рассекая своими кривыми шпилями воздух. Мне страшно, что сейчас грузное небо, нависшее над головой, свалится прямо на землю. Но я знаю, тёмные небоскрёбы защищают меня.
И я иду, оглушённая скрипом хрустящего под ногами снега, ослеплённая ярким светом уличных фонарей, прозябшая и счастливая до самых кончиков пальцев. Белоснежно чистая дорога стелется передо мной. Она как символ новой жизни. Она и есть новая жизнь.
То ровно и спокойно, то остановившись посреди дороги, то молниеносно срываясь с места и мчась неизвестно куда, прогуливаюсь я по зимним тропинкам. Звёзды на небе — отражение снега. Они словно глядят в воду и видят самих себя, сияющих во мраке этой ночи.
Да, это сияние – особенное. Оно ещё в детстве отдалось во мне эхом, запало в душу и намертво приклеилось. До сих пор я с улыбкой и внутренним трепетом смотрю, как снег играет под солнечными или фонарными софитами, как изящно наплывает одна искрящаяся волна за другой.
Самое любимое в зиме – снег.
Но не просто снег.
А ТОТ снег.
Мой, особенный снег.
Тот огромный, пушистый и мягкий, что медленно опускается на землю, паря и кружась в воздухе.
Этот снег всегда был моим лучшим другом.
Он так нежно и ласково падал на лицо и таял, превращаясь в воду, впитываясь в детскую кожу и становясь со мной одним целым.
Этот снег – падающие звезды.
Он как житель небес.
Как тысячи и тысячи белых летящих комет.
Он окутывает меня.
Он обнимает меня.
Утешает и дарит свое тепло.
Да-да, именно тепло.
Это ледяное детище согревает меня.
Он у меня под ногами, он на моих ресницах и щеках, его сияние отражается в моих зрачках.
Мы с ним одно целое.
Мы кружимся в одном танце.
Танце жизни.
И самое прекрасное:
Если я оступлюсь, упаду – он поймает меня.
И будет не больно…
Зимою так скоро темнеет.
Так скоро мрак окутывает землю и … включают фонари!
Под жёлто-огненным светом этих гигантов мой снег выглядит ещё чудеснее и волшебнее.
Он будто выходит на сцену, а я любуюсь и глаз не свожу.
Я в него впиваюсь. Вонзаюсь.  Я словно поедаю его и каждой клеточкой впитываю его.
Я ощущаю его
В самом сердце.

19 февраля.
Мы все и всё, что нас окружает  – одно сплошное воспоминание, одно сплошное и ровное поле из песка. Воспоминания заполняют мгновение, жизнь одного человека или жизнь целых поколений. Моё поле – это снег.

«Весеннее пробуждение природы»

Автор: Алиякбяров  Марат, 7 класс
Руководитель: Гоменюк Татьяна Валентиновна

Он забежал дождями серыми,
Отчаянный и молодой,
Подснежник с лепестками белыми
Принес с собой.

Он заворожен птиц полетами,
Капелью, рвущейся на старт.
Стоит за белыми воротами
Твой март.

И вот уже, купаясь в луже,
Как желторотый воробей,
Бежит, забыв о зимней стуже,
Апрель.

Распахнутые настежь двери.
Грозу весеннюю встречай!
Ты счастью своему не веришь?
Я- май.

Цветы вернула и улыбки,
Подняв живое ото сна.
Душой играет, как на скрипке,
Весна.

«Весеннее пробуждение природы»

Автор: Кузьмина Александра, 3 класс
Руководитель: Кузьмина Наталья Владимировна

Пробуждение Земли Амурской

Неземная пришедшая, как с картины сошедшая.
Тени сопок морозы хранят.
Но от дальней границы перелётные птицы
Скоро нас красотой наградят.

Встрепенулась природа, задышала весною.
И багульника алый волшебный цвет
Манит в лес наслаждаться и собой любоваться,
Ведь роднее для нас края нет.

На огромной планете ты милей всех на свете!
Красоты, благодати поток.
Всей душой я люблю твой закат и зорю.
Процветай же, мой Дальний Восток!

«Весеннее пробуждение природы»

Автор: Целыковская Анна, 8 класс
Руководитель: Лисевич Ольга Николаевна

Тихие звуки капели слышатся за окном. Первые лучи раннего солнца стремятся согреть промерзшую за три долгих зимних месяцев землю. Пение птиц, вернувшихся из долгого путешествия, наполняют сердце радостью и непонятной тоской. Весна. Это по- настоящему прекрасное время года. Она медленно и робко, но в то же время быстро и решительно, забирает корону первенства у своей сестры-Зимы. Именно весной природа перерождается, наполняется красками и запахами.

Тает снег, освобождая промерзшую землю от плена зимы. Медленно, неуверенно, словно маленький ребёнок, делающий первые шаги, появляется из земли трава — первая вестница перемен и первое дитя Весны.Тонкая, нежная, хрупкая, будто может сломаться или прогнуться от лёгкого дуновения ветра. Конечно, она вырастет, как и ребёнок, вместе с ветром создавая прекрасную мелодию – шелест травы. А потом она будет щекотать ножки ребёнка, впервые увидевшего это чудо. И наблюдать за всем этим, с лёгкой улыбкой полной тепла, будет Весна.

Она, идя мягкой поступью босыми ногами, дарит жизнь и возвращает её всему, что видит. Словно заботливая мать, Весна снова даёт своим детям прекрасные наряды, которые забрала Зима. Маленькие, зелёные, почки смотрят на нас сверху вниз с улыбкой, готовые явить миру свою красоту и укрыть землю от набирающего с каждым днём силу солнца. Позже, превратившись в листья, она будет радовать глаз прохожих и своей великодушной матери, став нарядом для деревьев и кустов.

А птицы, услышав ласковый голос Весны, зовущей домой, спешат вернуться и подарить ей очередную сказочную мелодию. С прилётом птиц природа по-настоящему оживает. Без них не было бы той волшебной атмосферы оживления. Не только птицы, но и другие животные начинают радовать глаз и слух. Все спешат встретить ту, что подарила им радость и тепло.

Дни становятся длиннее. Всё чаще мы просыпаемся от весёлых лучей солнца, играющих на нашем лице. От перезвона капели, от дружелюбного щебетания птиц. Весна.

Конечно, и у неё есть недостатки, но все они меркнут. Стоит только нам выйти на улицу и почувствовать эту атмосферу. Воздух, кажется, наполняется настоящей радостью. Весна.

Все мы без исключения любим Весну. Вестница тепла и света, она действительно согревает не только землю, но и наше сердце.

Конечно, через несколько месяцев она уступит корону своей сестре, но пока этот момент не настал, мы будем наслаждаться подаренными нам чудесами.

И когда вы, проходя мимо только что появившихся почек и греясь под ласковым солнцем, наблюдая за молодой травой, почувствуете лёгкое дуновение ветра, подумайте, а может это весна прошла мимо?…

«Мир моих увлечений»

Автор: Ларионов Михаил , 11 класс
Руководитель: Бердюгина Лариса Андреевна

Почему я пишу стихи?
Это довольно сложный вопрос. Когда в очередной раз беру в руки телефон, открываю дрожащими пальцами заметки и начинаю «сжигать сетчатку», преобразовывая все душевные переживания в языковую форму, я не знаю до конца, о чем будет стих. Я понятия не имею, чем он закончится. Я не вкладываю в мои стихи вселенской мудрости и великого посыла. Я не стремлюсь открыть для читателя новое. Я просто веду летопись. Летопись своей души…
Нет предела и края для лжи.
Во вселенной, где я обитаю,
Отравили колодец, сказали — бери.
И я, как и все, черпаю.
Мне не важно, почему другие люди пишут стихи. Хотя, я думаю, причины у всех похожи и их набор ограничен. Я пишу, потому что стихи – это способ выплеснуть эмоции. Я никогда не скандалю с другими людьми, не ругаюсь. У меня другой способ избавиться от кошек на душе – я пишу стихи. И пишу я их только по двум причинам: когда я влюблен и когда мне плохо. Депрессия мотивирует писать не меньше, чем любовь. Естественно, характер произведений зависит от причины написания, но по силе вдохновения грусть и меланхолия не уступают любви.
Безусловно, приступы грусти сменяются радостью. Но все-таки большая часть моей лирики посвящена любви. Любви настоящей и искренней. В моих стихах есть разные образы. Один из таких – образ молчуньи. Девушки, которая на людях такая спокойная, невозмутимая. При близком общении такие девушки оказываются самыми лучшими:
Не поверите — влюбился в молчунью,
Она слов не бросает напрасных.
О Боже, влюбился в молчунью,
Наверно, нет более страстных
Чем те, что скрывают эмоции,
Чем те, что молчат о главном,
Но я говорю о той,
Чей смех считаю забавным.
В моих стихах  важны предметные образы, которые помогают передать  силу эмоций, чувств. Например, столб у подъезда.
А вот и твой подъезд. И столб.
Он мне священный. Его готов любить и целовать,
Лишь потому, что Вы, возможно, пели
Вот тут когда — то. И не могу я спать,
Покуда не приду до Ваших окон.
И мне совсем не важен Ваш этаж.
Я лишь хочу поближе быть. Под боком.
Я Ваш слуга. Я Ваш лакей. Я — паж.
Когда я пишу стихи, посвященные объекту обожания, я частенько идеализирую образ этой девушки. Безусловно, это можно объяснить научно. Но в поэзии отражается именно духовная вера в непогрешимость любимого человека. Пусть это мечта, обреченная на провал. Какое — то время мы все готовы заниматься самообманом по субъективным причинам.
И почему тебя обожествляю?
Ты самая земная из земных.
О ласковом лишь взгляде я мечтаю,
Покуда им ты радуешь других.
Я еще совсем молодой человек. Мои взгляды на многие вещи формируются. И противоречивость моих суждений часто меня самого ставит в тупик. Я могу за одну неделю стать последователем чего — то и в этом же разочароваться. Так же и со стихами. Сегодня я пишу о том, как сильно люблю, а завтра ненавижу любовь и все, что с ней связано:
Залечи мои раны, время.
Я так славил любовь, в гроб ведущую.
Она, словно тяжкое бремя,
Будто перец — сладкая. Злющая.
Часто я обращаюсь к философским вопросам, таким, как: смысл жизни, тленность бытия, целесообразность активной деятельности. Эти вопросы меня интересуют. Вся трагедия и одновременно вся прелесть вечных вопросов в том, что они, прошу прощения за умышленную тавтологию, вечные. Стоит ли нам, например, трудиться во благо завтрашнего дня, которого мы не увидим? Должны ли мы положить жизнь на алтарь какой-то призрачной, утопической идеи? Пока мой ответ однозначен. Но он – только лишь мое мнение, которое я никому не навязываю:
К чертям все честолюбие надежды,
Никто их не оценит. Не полюбит.
Сменяют нас, глупцов, страшней невежды,
Которые все нажитое губят.
Я призываю: не кормите бесов,
Бросайте молотки, ковать нет толка.
У ваших дел не будет завтра веса,
А лица будут все в пыли, на полках.
Отдельное место в моем творчестве занимает любимый и единственный город – Санкт Петербург. Питер для меня — друг, с которым мы видимся очень редко. Да чего уж, мы виделись дважды. Но я каждую секунду скучаю по Петербургу. Город на Неве в моем сердце прописан. 1703 – это татуировка, набитая на моей душе.
Город на Неве, мой Петербург прекрасный,
В тебя влюбился ночью новогодней,
Бродил по улицам, каналам возле Спаса,
И весь ты вечный. Ты не сломленный. Свободный…
Молодость – лучшее время  жизни. Когда ты уже не ребенок, но еще и не взрослый. Подростковый возраст по-своему сложен, по-своему прекрасен. В нем своя романтика. За все годы, что я проучился в школе, 10 и 11 классы – лучшее время. Первые опыты, первые ошибки. И нет еще той полноты ответственности, которая наступает с абсолютным взрослением. Подростки – это люди, которые выбирают свою дорогу. Судорожно, стараясь сделать выбор, в котором, по существу, нет никакого смысла, мы мечемся из угла в угол, пока не перерастем этот дикий, но самый потрясающий возраст. Об этом я тоже пишу:
Сами знаем, что в жизни нам нужно:
Не надо нам дров, хватит и хвороста.
Безбожно больны. Безбожно простужены.
Ростки мы на поле переходного возраста.
Я пишу стихи, потому что в них – вся моя жизнь. Я отражаю события, которые со мной происходят. Мои мысли, идеи, мнения и суждения. Мое отношение к вечным вопросам. Любовь к ближнему – все это есть в моих стихах. Мой девиз – memento mori. Carpe diem. (Помни о смерти. Лови момент.) Человек должен прожить жизнь так, чтобы потом не пожалеть. Не ради только лишь денег и всего остального. Мы должны увидеть мир. Запомнить его. Испытать много эмоций, попробовать себя во всем и делать то, к чему лежит душа. Чтобы на смертном одре, в окружении семьи прошептать: «Все, что мог…»
Жить не ради пустых удовольствий,
Помолить не о деньгах — о здравии,
Чтоб увидеть внуков, и в гости
Слетать в пустыни Арравии.

«Я пишу стихи о маме…»

Автор: Волкова Яна, 11 класс
Руководитель: Бердюгина Лариса Андреевна

Не видя ничего в мрачной тени домов,
Не зная, куда идти, потеряв маяк,
Иду лишь на зов наших с тобой котов,
Чуя резких духов твоих аромат.

И, как собака, скитаться буду,
Искать еду, шляться по материкам.
Хочу найти только твою добрую руку,
Я так скучаю по тебе, мам…

Говорят, под малой медведицей есть полярная.
Она же на север указывает, да?
Не бойся, найду дорогу домой, не безвозвратно, правда,
Но обещаю, я всегда буду рядом, мам…

Проветрю комнату, надену носки и шапку,
Сварю себе полезную еду сама.
Ты знаешь, не все у нас с тобой гладко,
Но я всё, абсолютно всё, помню, мам…

«Этих дней не смолкнет слава…»

Автор: Киселев Дмитрий, 7 класс
Руководитель: Михайлова Татьяна Александровна

Нам рассказал учитель о войне
О той, чьё эхо до сих пор не стихло,
В дыму которой, в голоде, в огне
Людей достойных много так погибло.

Нам рассказал учитель о войне,
Снаряды, пули «били в нас» с экрана …
Нам рассказал учитель о войне
И пригласил к нам в гости ветерана.

Совсем мальчишкой он ушёл на фронт.
Ему пятнадцать было в сорок первом …
Почти что сразу он попал на флот
И ранен был всё в том же сорок первом.

Едва «заштопали», скорее снова в бой!
Вернулся на корабль. Вот упрямый!
За честь страны, за свой народ большой
Стрелял он по врагам, мальчишка бравый!

«И страшно было. Было страшно, да.
Но не давала мысль одна покоя:
Земля родная, Родина моя!
Не отдадим ни пяди мы врагу без боя!

А бой покажет, кто из нас сильней!
И шли мальчишки, парни и мужчины
За землю, за сестёр и матерей
На смерть. И были веские причины».

Внимательно и напряжённо класс молчал
И видел, как солдат стоит отважный!
Словами на вопросы отвечал:
— Была война, и поступал так каждый.

— Ну, неужели так хотелось вам
Тогда, мальчишке, раненым быть дважды?
А он опять с улыбкой грустной отвечал:
— Война была, и поступал так каждый.

Нас эта встреча, правда, потрясла.
Мы поняли, кому «Почёт» и «Слава»!
Когда кричим все дружное «ура»,
Встаёт пред нами образ ветерана.

За много лет послевоенных, мирных
Мальчишки стали старше и мудрей.
На их висках следы полей тех минных,
Свистящих пуль и боль за всех людей.

Но каждый знал, за что он там воюет:
За мир, за солнце, звонкий детский смех,
За то, что жизнь на свете мирной будет!
За клич Победы, радость и успех!

Мы первый раз знакомились с войной.
Запомнили рассказы ветерана.
Теперь задача есть у нас с тобой
Не допустить войны, пусть даже самой малой.

Не слышно залпов. Нет кровавых битв.
И заросла ромашками поляна…
Но в самом сердце стонет и болит
Войны незаживающая рана.

«Я — писатель»

Автор: Воздухова Анастасия, 8 класс
Руководитель: Никитина Татьяна Владимировна

В моей семье преобладают две профессии : врачи и художники. Но по воле судьбы получилось так , что по душе мне пришлась роль писателя. Очень часто ,когда была маленькой, слушала истории мамы про то , как она выезжала на вызовы к пациентам, как страдала недосыпанием, но всегда приходила к больному на помощь .Ей нравилось то, чем она занимается .А дядя — Саша работает в хирургии. Когда я стала постарше ,он тоже начал мне описывать всю замечательную и опасную жизнь врача -хирурга. В памяти отчетливо отложился вечер , когда вся семья собралась на общей родительской даче. За ужином каждый галдел и ,кажется, играл в «кто крикнет громче», кроме дяди. Он ,как всегда, собрал вокруг себя аудиторию в лице моего брата и меня и рассказывал ледянящие , захватывающие дух истории из его медицинского отделения. В тот вечер я не запомнила ничего , кроме одного рассказа. Дядя говорил, что именно этот случай оставил огромный след в его сознании, который не заживет никогда , как ожог 4 степени…
~
«Это был довольно трудный день, глупые интерны! Чему их вообще учили в меде!? Только ходи и проверяй их истории болезней, а у меня еще своих дел по горло»
Он сел в мягкое пунцовое кресло, которое очень удачно подстроилось под форму и изгибы тела. Уставший после тяжелой смены врач перелил из железного термоса горячий зеленый чай и уже было хотел расслабиться, но черт.. » Я совершенно забыл про ночное дежурство! С этими недорослями — интернами что угодно забудешь. Лишь бы сегодня ночью на глаза не попадалась, им же лучше будет » — подумал он и все же на секунду закрыл глаза, позволив хотя бы сейчас подумать о себе. Не прошло и 20 минут , как он почувствовал нелепый топот и частое дыхание, будто кто-то впопыхах бежал.
Сердечная аритмия — подметил у себя в голове.
— Нужно чаще ходить на пробежку, ну или хотя бы делать зарядку утром, Корнеев
— Александр Александрович..- запинаясь произнес высокий юноша с очень привлекательной внешностью.
— Вас срочно вызываю в операционную! Поступил подросток, 13-ти лет с внутренним кровотечением в области мозжечка, разрывом селезенки и переломами в 17 местах
-Господи, вот дети пошли. Буркнул он в ответ.
-Алексан…
Не успел договорить интерн, как тут же услышал, будто огрызаясь голос преподавателя:» Иду уже! Мой халат и плеер, быстро!»
Преодолевая усталость, Александр быстрым шагом пошел в операционную. Его догнал Сеня Корнеев , на ходу одев на него халат с очень ярким рисунком сердца в районе грудной клетки. Он передал плеер в руки врачу и остался в коридоре.
» Все по местам , живо, живо, девоньки! Сегодня будет жаркая ночь»- влетев как ураган в операционную, крикнул хирург.
— Георгий 13 лет, попал в аварию. Разрыв селезенки, внутреннее кровотечение в области мозжечка, если действовать быстро, то ты сможешь его спасти , так же перелом переносицы, семи ребер, предплечья и раздробление фаланги указательного пальца ,на правой руке- проинформировала ассистентка.
— Родители живы?
— Нет, скончались сразу
— Так,ладно, сейчас задача спасти мальца, включай музыку, что-нибудь энергичное, ноги в пляс просятся сегодня.
~
На операциях Александра Мальцева всегда царила разряженная обстановка, но каждый был предельно сосредоточен. Все работало как часы, все знали свое место и не лезли помогать другим без надобности.
В аудитории звучал джаз, на операционном столе человек и слишком спокойное состояние хирурга. Такая среда была знакома ему, но никто не знал, что творится у врача внутри. Вся усталость Александра улетучилась в минуты. » Скальпель, нитка с иголкой»- командовал он. Это Его царство и никто не смел ослушаться, не дай бог возразить монарху.
Вот он, склонился над человеком, чувствует себя Богом. Вершит судьбу, одна малейшая неточность, ошибка, халатность и все, он проиграл. Это как законный наркотик. Во время операции Мальцев получал выброс адреналина в кровь, каждый нейрон тела получал удовольствие от происходящего. Для него это игра. Он в другом мире, но без второй жизни, права на ошибку нет.
~
Операция идет уже восемнадцатый час, но безуспешно. Александр начинает паниковать, для него это не свойственно, даже в самых экстренных ситуация.
— Сердце начинает останавливаться ! Транквилизатор, срочно!
— Сан Саныч , не помогает
— 3 кубика адреналина. Ну же, быстрее. Быстрее я сказал ! С первого раза не понимаете!?
Мальцев уже кричит так, что слышно в педиатрии.
~
» Время смерти 17: 47 , 10.03.16″ — зафиксировала медсестра.
У каждого врача есть свое кладбище, сегодня у Александра появилось новое захоронение..