007. Проза и поэзия, сентябрь 2013

«Мое … лето»

Автор: Перегудова Таисия, 9 класс
Руководитель: Смугалова Людмила Александровна.

Зачастую даже в самых простых и незначительных вещах можно найти красоту. Стоит лишь её там поискать. Ведь кто ищет, тот всегда найдёт. «Красота — как драгоценный камень: чем она проще, тем драгоценнее», — говорил когда-то английский философ Фрэнсис Бэкон. Этим летом я присмотрелась ко всему, что меня окружает и поняла, что мир, оказывается, не такой скучный и серый. Он многогранный и яркий. Он красив для тех, кто хочет видеть его красоту.
Чтобы найти её, стоит лишь встать пораньше и посмотреть в окно. Однажды тёплым летним утром я решила это сделать и имела удовольствие наблюдать нечто вдохновляющее, умиротворяющее и завораживающее. Рассвет – одно из прекраснейших явлений Природы, которым мы можем наслаждаться круглый год. А как удивительно застать его в дороге! Когда едешь в машине по длинной пустынной трассе, глаза уже закрываются, но заснуть не даёт любопытство, смешанное с желанием видеть первые наброски рассвета нашей художницы Природы. Наблюдать, как она медленно, едва заметно создаёт свой изумительный шедевр на пока ещё чёрном пустом мольберте, именуемом небом. Как мучительно сладко ждать, пока она решится несмелым прикосновением, будто боясь расстроить тех, кто с таким искренним восторгом наблюдает за всеми её действиями, разрушить эту черноту, полученную от ночи, и окрасить небо в едва заметный жёлтый цвет, дать немного света, как бы намекая, что в скором времени на мольберте появится главная его фигура – Солнце. Но «ради красоты и потерпеть не грех», как говорил Ханс Андерсен, и потому можно и подождать, предвкушая  завораживающее зрелище.
Вот мазки стали решительнее; будто вспомнив, что никогда не ошибается, Она перестала бояться наблюдателей и стала творить. А если Она творит, то это всегда что-нибудь прекрасное. Немного хулиганистыми витиеватыми узорами Она изрисовала уже всё небо. Кто бы мог подумать, что тёмно-синий и оранжевый могут так гармонично и изящно сочетаться друг с другом!
Матушка Природа не перестаёт удивлять и никогда не перестанет, оттого так много написано у вдохновлённых писателей о Её чудесах и многогранности, а Ей льстит, что её детище довольно, и потому Она старается. Старается впечатлить красотой своих шедевров, и ей это удаётся.
Вот Она исключила тёмные цвета, заменив их голубым (правда, ещё не таким насыщенным, как днём), оранжевым, светло-коричневым, в который окрасила облака, и жёлтым. Цветов не так много, но как говорил немецкий поэт Гейне Генрих, «как великий художник, природа умеет и с небольшими средствами достигать великих эффектов». А эффект был, действительно, великий.
Вот те жёлтые пятна, которых раньше почти не было видно, сформировались в причудливый пейзаж, как будто на стене неба висит картина. Золотое озеро, окружённое коричневым лесом, вышло на первый план, затмив все другие узоры, старательно нарисованный нашей талантливой матушкой. Это главная натурщица сегодняшнего творения решила наконец обратить на себя внимание, появившись на картине. Сначала бледное и маленькое, это «озеро» обещало превратиться в огромный пламенный водоём. И не обмануло ожиданий наблюдателей. Через некоторое время картина приобрела яркие весёлые тона, свойственные лету, и ту деталь, собственно, ради которой Природа и затеяла всю свою работу – Солнце.
Сомневаюсь, что только я в тот момент с благоговением наблюдала за разыгрывающимся на небе буйством красок, за зарождающимся шедевром, тем великолепным явлением, которое происходит каждое утро, но которое мы так редко наблюдаем.
Чтобы увидеть красоту, даже не обязательно ждать утра. Стоит просто посмотреть на небо. Там Матушка Природа создала нам ещё один шедевр – облака. О, как приятно летом, когда тепло, и не хочется поскорее уйти с холодной улицы домой, лежать на травке и смотреть в эту голубую даль небес. На эти белые кудрявые создания, проплывающие над тобой медленно, красуясь, заставляя любоваться ими, разглядывать в мельчайших подробностях, словно волшебных птиц из какой-нибудь сказки. А вон вдали появились очертания небесного замка. Это оттуда, наверное, улетели те птицы, что были тут только что и чьи силуэты ветер унёс уже далеко-далеко, к следующему замку. В них, этих величественных и громадных, но лёгких, как пух, строениях,  живут небесные Высшие существа, чьими прислужниками являются ангелочки. Плывут облака, и возникает ощущение, что за облаком, похожим на бабочку, прячется одно из прекрасных возвышенных существ. Если приглядеться, то можно увидеть личико этого чудесного создания, на губах которого играет улыбка, ведь он может за тобой наблюдать, а ты только представлять его. Вот шалунишка! Разве не его крыло сейчас промелькнуло в просвете между облаками? Жаль, но нам это невозможно узнать. А как там хорошо! Представляю мягкие, уютные троны, роскошный замок, голубую лазурь, в которой Высшие существа живут уже тысячелетия и будут жить вечно. Вечная, нестареющая красота, спокойствие. Что ещё нужно для счастья?
«Чтобы попасть на небо, нужно забыть о себе», — сказал однажды Чжуан-цзы, знаменитый китайский философ. Действительно, чтобы насладиться им сполна, полностью погрузиться в его красоту, почувствовать его величие, нужно забыть обо всём, о своих проблемах и переживаниях. Нужно отдаться ему, довериться, и оно примет тебя  в свои объятия, заставит поверить, что мир прекрасен, а все проблемы решаемы, стоит просто захотеть их решить. Такая чистая природная красота благоприятно воздействует на человека, очищает от грязи и обид, хранящихся в его душе. Она повышает настроение, успокаивает нервы и помогает поверить в светлое будущее. Поэтому иногда полезно просто отодвинуть в сторону все проблемы и просто посмотреть на небо. К нему нельзя прикоснуться, нельзя ощутить его в своих руках, им можно только любоваться. Возможно, поэтому оно остаётся для нас таким возвышенным и недосягаемым, но таким желанным.
Но красота кроется не только в чём-то далёком и недоступном. Она присутствует во всём, что создала Природа. «Творения природы совершеннее творений искусства», — высказывался Цицерон. И это правда. Тогда как человек может ошибиться, что он часто с успехом и делает, Природа никогда не ошибается. Всё, что она сделала, имеет своё назначение, и во всём том, чьим создателем она является, безусловно, есть что-то прекрасное — та прелесть, которую человек при  всём своём желании создать не сможет. Да, он может написать картину, стихотворение, рассказ, но не сможет передать всей её многогранности, всего разнообразия. Человек лишь поверхностно опишет её, каким бы талантливым ни был. Но чтобы почувствовать всю силу природы, нужно наблюдать за ней самому. Познавать её особенности и наслаждаться совершенством её творений.
Одним из таких творений природы является море. Оно непредсказуемо. Его нельзя приручить или покорить. Оно навсегда останется хозяином самому себе. Оно бывает шумным и непослушным, агрессивно набрасываясь на берег своими синими тяжёлыми волнами, оставляя на нём белые следы, которые тут же поглощаются песком. Море может злиться долго, бушуя и бешено разрезая волнами воздух. Но на кого оно злится, понятно только ему самому. А море никому не скажет, будет молча обижаться, ведь оно дико и необузданно и никого посвящать в свои тайны не намерено. Но чаще всего море безобидное и спокойное. Оно нежно гладит берег, то напуская на него свои волны, то забирая их обратно. Радушно впускает людей в свои владения, позволяет им опробовать его гостеприимство. Не использует свою силу, чтобы причинить зло и пугать. Скрывает её, чтобы никого не смущать. Но каким бы ни было море, у него всегда есть одно сходство: оно в любом случае могущественно, величественно и, несомненно, прекрасно. А как необъяснимо красиво ночное море! Оно уже не бушует, будто понимая, что люди уже легли спать и их покой нельзя тревожить. Тёмное море пугает и одновременно завораживает. Оно манит своей таинственностью и необъятностью. Ох, как хочется подойти, потрогать его, убедиться, что это не сон, а море, действительно, такое чёрное. Но страшно! Какие неразгаданные загадки таятся в его глубинах? Нам этого никогда не узнать.
Творения Природы… Вроде бы такие привычные, но непостижимые человеческим умом. Такие прекрасные и таинственные. Простые, но вместе с тем гениальные, ведь создавала их сама Природа. «Всё гениальное просто», как говорил Альберт Эйнштейн. Поэтому ищите прекрасное в простоте. Чтобы заметить красоту, не нужно много усилий. Просто посмотрите по сторонам, понаблюдайте за всем тем, что вас окружает, вместо того, чтобы идти, низко опустив голову, мучительно раздумывая о своих бытовых проблемах и заботах и не замечая всей той гениальной красоты, что вас окружает. Окунитесь в прекрасное, и жизнь станет ярче, а вы сами счастливее.
Не так сложно посмотреть по сторонам, поднять глаза к небу, понаблюдать за такими привычными для нас, но, не смотря на это, остающимися за гранью человеческого понимания, явлениями Природы. Они удивительны и достойны нашего внимания. Просто однажды обратив его на что-то незначительное и найдя в нём красоту, начинаешь искать её везде. И зачастую находишь. Так произошло и со мной. Это лето ознаменовалось для меня открытием нового, раннее неизведанного мира. Мира красоты нашей общей Матери, Природы. Но это только начало долгого, но интересного пути познания всех её прелестей. Впереди ещё много времени, в течение которого, я буду открывать для себя всё новые и новые грани этого замечательного мира. Не пересчитать всех писателей и поэтов, которые делились с нами своими восхищениями Природой. Так много написано стихотворений, рассказов, очерков и других видов художественной литературы о ней, но полностью описать её очарование, всё то, чем она привлекает людей, невозможно. Природа слишком разнообразна, чтобы узнать о ней всё. Можно лишь медленно, по крупинкам узнавать о ней всё больше и больше нового. И это всегда приносило и приносит удовольствие. Узнать что-то самому, заметить то, чего не замечают другие, и найти для себя что-то важное и ценное. Не в этом ли состоит счастье?
И только минувшим летом я поняла, почему поэты и писатели находили столько чудес в нашем мире, в чём состоит его красота, и где её надо искать. У всех людей когда-нибудь наступает такой период, когда они начинают совсем другими глазами смотреть на всё то, что их окружает. Видеть то, чего раньше не видели. Наверное, именно этот период и называется взрослением. Может быть, это произошло и со мной?

«С кем я провел это лето»

Автор: Похабова Дарина,  9 класс
Руководитель: Карасёва Наталья Михайловна

Казанский вокзал, наполненный крикливыми торговцами, спешащими, рывками двигающимися людьми, полицейскими, одетыми в ужасно удушливую форму, самоубийцами и гастарбайтерами, неумолимо и властно обхватывал меня своей липкой, сальной ладонью. Если долго стоять так, высоко запрокинув голову, покачиваясь с пятки на носок и обратно, словно на качелях, и расфокусированным взглядом всмотреться в потолок, то можно в полной мере ощутить, во что на самом деле ты вляпался. Вдохни глубже кислый воздух, и в миг, когда глаза наполнятся солёными каплями, падающими из океана имя которому «отчаянье», тело прошьёт единая, цепная судорога неотвратимого расставания. Она, как морская волна, вынесет для тебя неприглядные трупы реальности, вроде железного плетёного потолка, который превращается в грязную, пыльную паутину. Такие мерзкие, слишком правдивые видения преследуют меня только в одном месте – на вокзале. Отпускать кого-то под крики и шум поездов – это слишком для моего слабого сердца.
«Кому-то пора прекращать верить тётушке Джейн, — думала я, — прощайте мистер Дарси, — и всматривалась в точку уходящего поезда, — немедленно, слышишь меня, немедленно вернись!»
«Поезд Москва – Казань отбывает, просим провожающих покинуть вагоны», — проскрипел чудовищный женский голос, мой личный бог из машины,  неутомимый как сама судьба.
«Поезд увезет тебя от меня, — я рассеянно наблюдала мутным широким потоком людей, в который входили снова и снова, словно в священный Ганг, — поезд увезет тебя домой, где не будет места мне. Может это и к лучшему.
«Алгебру», наконец, подтянешь».
Первая любовь – одно из самых прекрасных, красочных, непередаваемых событий происходящих в жизни. То, что стекольным осколком впивается мне в ладонь, явно не она.
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость. Что с гордостью пройду по тропе отчаянья, устланной воспоминаниями. Что не оступлюсь и не прекращу рассказ.
Раз гудок. Два гудок. Три.
Если уж я затеяла все это, начинать нужно с того, что июнь выдался странным и муторным. Возможно, это впечатление было создано напряжением предстоящей поездки. Оно было оправданным – погода менялась все стремительней, и в итоге мне пришлось пережить скачок в двадцать градусов. Ты бы посмеялся над моей неудачливостью, потрепал по волосам, сказал бы что-нибудь едко, о том, насколько это малое испытание, холодная ночь пути.
И правда, это время, как и вся поездка, в общем-то, не заслуживает пристального внимания. Разве что один случай.
«Помни меня, помни меня, помни», — шептал кто-то в глянцевой темноте. Если не прислушиваться, то этот шепот, тянущий, зовущий, как стоны утопленницы, манящей путников в мутную глубину болота, казался бы простому путнику не  более чем дыханием спящих, но для меня, в этот час бессонницы, эти слова были утешением, бесчестным, но способом отвлечься от собственных невзгод.
«Помни меня, — продолжала шептать моя невидимая попутчица – помни», — и в мрачной тишине ее голос звучал громче погребальных колоколов. Моя соседка, тяжело всхрапнув, заворочалась, но быстро погрузилась обратно в тишину сна. Казалось, ничто не могло вырвать ее из цепких рук Морфея. Я застыла, глядя в стекло слева от меня. Что-то светилось в нем, горящее и яростное. То видно была моя ночная Дидона, смело шагающая в костер.
Утром, когда мы все выходили в серый туман,  Дидону я так и не увидела. Значит, все-таки привиделось.
Ты, конечно, посмеёшься над этим, я знаю твою натуру, резкую и колкую. Тебе скорее придётся по душа другая история, скорее комическая, чем мистическая.
Мы сидели тогда подолгу за преферансом, оккупировав соседний балкон, рассаживались на множестве разномастных кресел и стульев, и, греясь в лучах солнца, начинали играть. Этот день ничем не выделялся среди его братьев, тонущих в топлёном масле. Ты всё так же смеялся, ход игры был всё так же предсказуем, карты всё так же разлетались.
Эту монотонную идиллию нарушил стук двери тщательно впечатываемой в стену. Все взоры мгновенно обратились к центру зала. Юноша бледный со взором, горящим, внимательно осмотрел на с отправился к одной из волооких дев, прятавшихся за колонной.
— Вопреки голосу рассудка, ожиданиям моих близких, существующему между нами неравенству…
Остаток фразы потонул в общем хохоте. Казалось, он сотрясет даже стены, хотя нас было от силы тринадцать человек. Чёртова дюжина, гугукая и веселясь, затрясла воображаемыми трезубцами.
— Что происходит? – спросила я тебя.
— Сейчас, сейчас. Она взяла у него куртку, на два дня поносить.
— И? Не вижу в этом ничего смертельного?
Перед нами парочка всё так же разыгрывала громкую ссору. Вокруг них, будто вокруг Чернобыльской АЭС белела зона отчуждённости. Но вокруг неё, словно вокруг ограждения, собрались жаждущие крови зрители. Я вопросительно глянула на тебя.
— Но вернула она её пропахшую духами! Теперь он благоухает, словно розовый куст!
И я различила в их довольно оживлённом разговоре фразы, которые подтвердили твои догадки. Девушка что-то невразумительно лепетала в ответ на яростные нападки.
— Я вас лю… убью! – воскликнул парень, и парочка, в сопровождении гигиканья и свиста, с диким топотом унеслась по коридору.
Ты, мягко посмеиваясь, приобнял меня за плечо. Солнце всё так же мерно и лениво грело спину.
Видишь, не только странные и тяжёлые духи приходят ко мне вместе с твоим неупокоенным ликом, но и весёлые. Не только баньши, эти крикливые страдалицы, но и вечно весёлые фэйри ведут меня в свою пляску. С ними, волшебными и неземными, мифическими моими подругами, гречанками и детьми туманного Альбиона, царицами и ведьмами провела я своё лето. С ними, мой дорогой мистер Дарси, а не с тобой.
Ну вот, я опять оправдываюсь сама перед собой.  Не проведи я это лето с тобой, была бы я сейчас здесь, запутавшаяся и уставшая? Кололо бы мне сердце, застывал бы в нём алмазный осколок? Текла ли бы кровь по моим разбитым мечтам?
Это глупо, глупо, но меня не отпускает. И тянет, тянет нитью туда, где мне не место. Не это ли есть любовь – стремление туда, где быть меня не должно? Не она ли зияет пулями в моих глазах?
Вот я стою, стою на Казанском вокзале, и мне за секунды перекрывает кислород. Я реву, реву как распоследняя дура, и боль сковывает до сжатых зубов.
И паутина, появившаяся, словно из ниоткуда, с головой оплетает меня под звуки уходящего поезда.

«Мои четвероногие друзья»

Автор: Шмырина Екатерина, 10 класс
Руководитель: Полковникова Маргарита Сергеевна

Будни собачьей жизни.
Хозяева уходят.
Куда они идут?
Небось, по лесу бродят
И палочки грызут,
И носом снег копают,
И лают на чужих,
Друзьям хвостом виляют,
Обнюхивая их,
И затевают драки,
Гоняют голубей…
Покуда их собаки
Дежурят у дверей.
/Анна Котова/
Раннее утро, только-только рассвело, но я уже не сплю. Я глаз не спускаю с хозяйки, караулю, когда же она проснется. Я лежу тихо-тихо, чтобы не нарушить ее сон. И вот, наконец-то, она шевельнулась и открыла глаза. Я тут же вскакиваю, бросаюсь лапами на постель, верчу хвостом и подставляю голову, чтобы погладили, ведь я же хорошая, правда? Без этого не обходится ни одно утро. Ведь я всю долгую ночь терпеливо жду, скучаю. Иногда даже совершаю некрасивый поступок: втихаря забираюсь на диван и охраняю хозяйку, лежа у нее в ногах. Не подумайте, что я какая-то диванная собачка, я западносибирская лайка и могу спать зимой на снегу. Просто  уж очень хочется побыть рядом с обожаемой хозяйкой. И не дай бог кто-нибудь посмеет в это время к ней подойти, уж я-то жизни не пожалею, защитю… ой, нет, неправильно. Наверное, «защищу». Короче, как правильно сказать, знает только она, моя хозяйка, ведь она уже много лет ходит в школу. Знаете, какая она уже умная! Я еще ползала и училась лакать из блюдца, а она уже отдавала команды моей бабке, очень серьезной зверовой собаке, и та подчинялась ей.
Так вот, она встает утром, и я сразу же веду ее гулять. По радио говорили, что  утренние прогулки людям полезны. Вот я и вожу каждое утро свою хозяйку на прогулку. На улице она держится за поводок, наверное, чтобы не потеряться. Ведь люди, хоть и умные, но такие беспомощные. У них даже шубки приличной нет, чтобы на улицу ходить.
Вошли мы в лифт, а там запах…Жуть! Кто-то вылил на себя половину флакона духов и проехал прямо перед нами. И зачем люди такой дрянью мажутся? Ведь все чутье мне отбило. Уж я чихала-чихала, всю дорогу, пока спускались с девятого этажа. А то еще, бывает, накурят в лифте. Тут уж и хозяйка чихает да приговаривает нелестные слова в адрес курильщика.
Ах, как на улице хорошо: запахи, звуки, события! Вот птичка на ветке сидит, качается. Так захотелось ее облаять, ведь я же лайка, порода обязывает. Но хозяйка запретила, говорит, людям спать мешаем.  А разве может собачий лай помешать спать? Однажды я была в гостях в деревне, так там по всей ночи псы лают, заливаются, а люди крепко  спят и  собак  за это даже хвалят. Раз собака лает, значит она начеку, значит есть кому охранять людской покой, значит никакой враг уже не проберется, можно спать спокойно.
А вот нос поймал острый запах моего врага. Бродячая кошка вылезла из подвала и спряталась под кустом. Думает, я ее не найду. Я же собака охотничья, зверовая. У меня и диплом по барсуку есть. А этот зверь куда страшнее кошки. Прошлой осенью у моей мамки такие раны были от барсучьих зубов, что их ей даже зашивали.  «Гав!»,- и кошка стремглав несется в подвал, а я довольная иду дальше.  А это что за привлекательный запах? Ну-ка, ну-ка… что-то там интересное выбросили в мусоропровод. Но хозяйка никак не понимает моего интереса, резко одергивает поводком и строго говорит: «Фу!».  Эх, жизнь собачья, приходится подчиниться. А так здорово пахло.  Ну, никакой личной жизни.
Так не хочется идти домой, но утром прогулка короткая, хозяйке надо идти в школу, так она говорит.  Интересно, а что она там делает в этой школе? Наверное, там весело, много запахов, все бегают, играют. А может, там водятся звери, и дети на них охотятся, выслеживают и догоняют? Интересно, а у них там устраивают шумные, веселые драки, как у собак? Нет, скорее всего их там дрессируют на послушание, учат прыгать через барьеры, лазать по лестнице и преодолевать другие препятствия, потому что хозяйка после школы приходит такая усталая, как я после занятий на площадке по общему курсу дрессировки.
Хозяйка уходит в школу, а я остаюсь ее ждать. Это самая тяжелая собачья служба – ждать хозяина! Я вздыхаю, ложусь у дверей и кладу голову на лапы.  Время тянется бесконечно, как кротовая нора, которую я однажды копала. Лежу я так и вдруг смотрю: а к хозяйским тапочкам Тайга подбирается, моя сестрица. Ну уж нет, хозяйское добро я никому не отдам. Я схватила тапочки, унесла их в угол и спрятала под себя. И так я старалась тапочки уберечь, что зубы зачесались. Совсем чуть-чуть и погрызла-то, а хозяйка пришла – крик подняла. Вот и охраняй их имущество после такого. Обиделась я, отвернулась и не разговариваю с ней. Пусть ей будет стыдно. Лежу я так, обижаюсь, а кушать хочется. Слышу, хозяйка чашками гремит. Так и быть, прощу ее, пойду, поем.  А то ведь не достанется, родственнички все вкусные куски расхватают. У меня их много: сестрица моя Тайга, особа довольно глупая; Ёрик, братишка двоюродный, трусоват немного и прожорливый, как чайка. Зайка – еще одна моя сестра, младшенькая. Очень хитрая, знает, как к хозяевам подольститься. Улыбки дарит всем без разбора. Ветреная девчонка, несерьезная. А еще у меня есть вторая двоюродная сестра, тетка, дядька, мать, бабка и двоюродный дед. В такой стае не щелкай пастью, если не хочешь остаться голодной.
Вечером хозяйка опять уходит из дома с большой сумкой. Говорит, что идет на тренировку. И опять я жду, лежа в уголке, но уже не беру хозяйские тапочки. Возвращается она поздно вечером такая уставшая, как собака, пробежавшая десять километров в упряжке. Мы еще раз идем гулять, и тут уж  я  полностью несу  ответственность за безопасность хозяйки. В темное время суток на охоту вылезают разные хищники, и я обязана спасти хозяйку от них.
Однажды я уже совершила геройский поступок, и хозяйка меня сильно хвалила. Мы подходили к подъезду, как вдруг из мусоропровода выскочила большущая крыса. Она злобно сверкала глазами и клацала зубами. Хозяйка сильно испугалась. Я бросилась на крысу и прогнала ее в подвал. Если бы нам встретился даже медведь, я бы все равно не испугалась и кинулась на защиту хозяйки. Охотница я  или кто?!…
После прогулки мы пьем чай. Вернее, хозяйка пьет чай, а я поедаю печеньки, которыми она меня угощает. Вкуснотища!
Вот такая у меня собачья жизнь. Мне еще повезло, а есть ведь собаки, которые живут на цепи или вообще бездомные бродяги. Их никто не гладит, не играет с ними, им некого защищать от хищников. Им даже некого любить и некому хранить верность, ведь в этом и есть собачье предназначение.  Если бы этих бродяжек взяли к себе добрые люди, то были бы счастливы и те и другие. Каждой собаке нужен дом и любящий хозяин, и каждому человеку, чтобы чувствовать себя Человеком, нужно рядом существо, о котором он может заботиться. Я желаю каждой собаке обрести своего Человека! Гав!

«Мои четвероногие друзья»

Автор: Читаева Анастасия, 3 класс
Руководитель: Пушкарева Ирина Сергеевна

Я всю жизнь мечтала о собаке,
Представляла ее мокрый носик
И сопенье ночью в полумраке,
И виляющий от счастья хвостик.
Плюшевую, мягонькую шерстку
И веселые глаза и ушки,
Как с ладошки слижет корма горстку,
Думала, что будем с ней подружки…
С братом дать родителей просили
Завести собаку обещанье,
В Новый год, когда куранты били,
Загадала это я желанье.
И, когда однажды строгий папа
Увидал, как на газоне с травкой
Я сижу с игрушечной собакой
И команды ей даю украдкой —
Разрешил! Свершилось!! Получилось!!!
Нам купили милого щеночка
Чтобы сразу к «месту» приучилась,
Дом соорудили для комочка.
Теперь расскажу вам о Леди.
Она – золотистый ретривер,
Любуются Ледей соседи,
Хвост по ветру держит пушистый.
Всем людям она доверяет,
Носом толкаясь, ласкается.
В игрушки — пищалки играет
И никогда не кусается.
Леди воду просто обожает,
Озеро, лужа, река иль болото —
Ей всё равно, она сразу ныряет
И возится там со счастливою мордой.
Леди — спасатель, всё время на страже,
Чтоб, не дай бог, не случилось плохого,
Бдит, как мы плаваем, бегаем даже.
Всё под присмотром, под жёстким контролем.
Леди — и няня, она очень бережно
С маленьким братом в мячик играет.
И молча терпит, если небрежно
За уши сильно её он хватает.
Есть недостатки у Леди конечно,
Очень уж зверь наш любит покушать,
Да и не все уж команды успешно
Она иногда выполняет послушно.
В общем, я очень люблю свою Леди,
Чёрные глазки и носик на белом,
И хоть она далеко не миледи,
Научится скоро хорошим манерам!